Максим Васильев: «Выход команды в премьер-лигу поднимет престиж Красноярского края»

Защитник «Енисея» Максим Васильев в Красноярске с 2015 года. За это время здесь сменилось пять тренеров, а команда превратилась из аутсайдера в одного их лидеров ФНЛ. О времени в Финляндии, любви к творчеству Сергея Шнурова, любимых книгах и Красноярске читайте далее.

«Во взрослом футболе на первом плане работоспособность»

— Вы воспитанник известной питерской футбольной школы «Смена», много ваших одноклубников из той команды успешно перешагнули в профессиональный футбол?

— Нет… Хотя наш год бы перспективным, многие в 16-17 лет вызывались в «молодежку», попадали в дубль «Зенита», но по факту на профессиональном уровне нас осталось трое – я, Дима Иванов из «Тюмени» и Юра Лебедев из саранской «Мордовии». Вот так… Был в нашем возрасте самым перспективным Олег Кожанов, в 16 лет дебютировал за основу «Зенита», потом и играл за «Енисей», в итоге сейчас уже закончил из-за отсутствия предложений и где-то работает. У него были все данные, чтобы играть на высоком уровне.

— Почему, на ваш взгляд, игроки, добившиеся успехов в юношеском футболе, теряются во взрослом?

— В детстве, юношестве многие играют за счет природных данных – кто-то быстрее, кто-то выше, кто-то сильнее. Во взрослом футболе выходит на первый план уже работоспособность. Также не все тренеры подготавливают молодежь к переходу во взрослый футбол, к сожалению… А там всё совершенно по-другому, игра идёт, можно сказать, на деньги, которые многих портят. Сейчас глупо отвергать тот факт, что футбол – бизнес.

«В Финляндии все позитивные, улыбаются»

— Часть своей карьеры вы провели в Финляндии, выступая за клуб «Яро». Как занесло в Суоми?

— Я провел два года в нижегородской «Волге», где получал мало игровой практики, потом уехал в Беларусь, где повторилась аналогичная ситуация. Решил перезагрузить карьеру. Мой агент предложил Финляндию, я согласился не задумываясь. Там нашу команду тренировка Ерёменко-старший, известный в Финляндии футболист и тренер. Он очень сильно любил «Барселону», поэтому строил игру нашей команды в гвардиоловском стиле – контроль мяча, прессинг.

— Можете рассказать об уровне чемпионата Финляндии?

— Это непросто, в мое время там были сильные команды. Тот же «ХИК» в 2015 году выступал на групповом этапе Лиги Европы, где обыграл «Торино» и «Копенгаген». Из чемпионата Финляндии футболистов покупали клубы Германии, Бельгии. Форвард Теэму Пукки ушел в «Шальке-04», потом выступал в «Севилье». Я выступал в этой стране за середнячка – «Яро», молодая команда, много местных воспитанников.

— Какие впечатления оставила страна?

— Уровень жизни высокий. Я жил в маленьком городе с населением около двадцати тысяч человек, но там было всё необходимое – парк, развлечения, фитнес, море! Сама страна спокойная, позитивная – все здороваются, улыбаются, многие свободно говорят по-английски.

«В детстве отец заставлял читать вслух»

— Вы рассказывали, что любите «Ленинград», хотя по вам не скажешь – весь спокойный, сдержанный, тактичный…

— «Ленинград» – это крик души, крик русской души. Сергей Шнуров мне нравится как человек, личность, он очень харизматичный, умный, начитанный. Люблю его песни, они со смыслом, который не всегда на поверхности. Мечтаю сходить на концерт «Ленинграда»! Как рассказывали друзья – у него целое шоу, он заряжает позитивом, бешеная энергетика там.

— Как относитесь к ненормативной лексике в его творчестве?

— Это нормально. Это тоже часть русского языка, который лежит в основе творчества. Если говорить про повседневную жизнь, то к мату я отношусь отрицательно, это ненормально, когда человек через каждое слово вставляет мат.

— В «Енисее» вы один из лидеров по количеству прочитанных книг…

— Ещё в детстве отец привил любовь к книгам – он заставлял меня читать вслух, а сам садился рядом и слушал. Первой взрослой книгой стал сборник рассказов Антона Павловича Чехова. Сейчас помимо художественной литературы читаю и философию. Это как-то внутри меняет, понемногу, но меняет. Наиболее сильное влияние оказали две книги – «Монах, который продал свой Феррари» Робина Шарма и «Два брата» Дэна Брауна. Последнюю я читал в самолёте, там рассказывается о геноциде евреев, тяжело было сдерживать слёзы…

«Я и моя семья одно целое»

— Форвард Андрей Козлов заявил, что если бы не футбол, то пошел в политику. У вас есть интерес к ней, учитывая тот факт, что вы родом из Ленинграда?

— Нет, я даже новости не смотрю по телевизору. Если бы стал им, то занялся бы пенсиями.

Знаю, что в Красноярске сменился губернатор. Очень приятно было, когда на игры твоей команды часто ходил, болел за команду глава региона Виктор Александрович Толоконский. Надеюсь, что и Александр Викторович Усс будет частым гостем на играх. Наша задача – результат, мы должны выходить на каждый матч и выигрывать. Это же престижно для города, края, если команда выигрывает, может выйти в премьер-лигу впервые в своей истории!

— Если бы не футбол, то?

— Хоккей. В него в детстве, даже ездил на областные соревнования. Сейчас я даже на коньках катаюсь редко.

— В России вы играли и жили в разных городах – Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Калининграде, Красноярске… Чем примечателен наш город?

— Все они разные. Красноярск – это другой город, здесь Сибирь, природа. Он нам полюбился, иногда чувство возникает, что родной, потому что третий год здесь, все знакомо.

— Вы сказали не мне, а «нам»…

— Да, потому что я и моя семья – одно целое. Я познакомился с будущей супругой в девятнадцать, женился в два три. Есть такие футболисты, которые женятся в раннем возрасте, а кто-то в позднем. Хотя это всё индивидуально, приходит на подсознательном уровне.