Петар Занев: «То, что я провожу мало времени с семьей – это большая цена, которую я плачу за мою футбольную карьеру»

Болгарский защитник «Енисея» Петар Занев о семье, высшем образовании, времени в «Амкаре», сборной Болгарии и многом другом читайте далее!

«ХОЧУ ИГРАТЬ ДО 40 ЛЕТ»

– Всю карьеру вы играли под №3, но в «Енисее» выбрал №33. Почему?

– Сначала я, как и до этого, выбрал №3, но Дима Ятченко тоже под ним выступал до «Енисея» и хотел эту цифру на спину. Я вспомнил, что мне исполняется 33 года, и взял аналогичный номер. Получилось символично!

– 33 года для футболиста – это много или мало?

– Мне в душе и в сердце всего 20 лет! После тридцати к человеку приходит житейский опыт на футбольном поле, понимание тренерских замечаний. Например, когда я был молодой, признаю, мне делали замечания, принимал все близко к сердцу, в каких-то моментах даже обижался. Потом, со временем понял, что следует прислушиваться к тренеру, это все во благо.

– Чем старше футболист, тем сложнее держать в нужных кондициях организм. У Криштиану Роналду есть специалист, который отвечает за еду, человек, который отвечает за сон…

– Сожалею, что у меня нет повара, как у Криштиану, нет личного тренера по физподготовке или физиотерапевта. Я стараюсь самостоятельно соблюдать спортивный режим, знаю, что мне надо. С возрастом понял свои возможности, например, когда стоит взять паузу или увеличить нагрузки. На этот процесс тоже стоит обращать внимание. Мой организм еще позволяет мне работать в полную силу, как все ребята, это природа. Я не чувствую свой возраст.

– До какого возраста вы бы смогли играть, как думаете?

– Скорее всего до 40 лет. В футбольной жизни никогда не знаешь, что будет дальше и как сложится твой завтрашний день. Главное, чтобы не было травм, и я находился в тонусе. Если буду в хороших физических кондициях, то могу спокойно играть до 37-38 лет. В «Амкаре» со мной играли два болгарина, они играли до 37-ми лет. Поэтому буду стараться превзойти их результат! Ведь все зависит от состояния человека. Когда я почувствую, что уже больше не могу ничего полезного принести команде, то остановлюсь.

«Я ВЕРИЛ В СБОРНУЮ И ЧЕРЧЕСОВА ПЕРЕД ЧЕМПИОНАТОМ МИРА»

– «Амкар» был базовым клубом для болгар в России, это помогла в адаптации, когда вы приехали в нашу страну?

– Когда я только перешел туда, то адаптация прошла намного быстрее, чем это было в других командах. К тому времени уже знал Гиорги Пеева, Мартина Кушева и Захари Сиракова, с которыми играл в сборной Болгарии. Я уже поиграл в Украине, где изучал русский язык, поэтому меня очень тепло встретили в «Амкаре». Мне помог Станислав Черчесов, он доверял мне, как тренер, дал возможность показать себя. Поэтому там чувствовал себя, как дома.

– Чем запомнился период работы с Черчесовым?

– Он хороший тренер и специалист, сильный психолог. Мне было приятно с ним работать, он очень многому научил меня. Вспомню один случай, на тренировке мы отрабатывали схему в четыре защитника. Помощник тренера Мирослав Юрьевич Ромашенко говорил мне, чтобы я сужал линию, а я не делал этого. И на одно из замечаний что-то ответил ему и Станислав Саламович разозлился. После тренировки Черчесов позвал меня к себе в комнату задал мне вопрос: «Знаешь, что самое плохое в футболисте?». Наступила тишина, я осознал свою вину, не мог сидеть на месте и смотрел в пол, взгляд Станислава Саламовича был огненным. Через некоторое время я ответил: «Не знаю». Тогда Черчесов сказал: «Плохо, когда футболист думает, что он тренер». Конечно, тогда я сделал выводы и в дальнейшем уже молчал в таких ситуациях.

– До старта ЧМ-2018 в России вы думали о том, что наша сборная во главе с Черчесовым сможет так далеко зайти?

– Я очень сильно переживал за сборную России, хотел, чтобы она прошла дальше. Можно сказать, это моя вторая сборная, потому что уже шесть лет играю здесь. Я же все-таки футболист, который играет в российском чемпионате. Был уверен, что Черчесов правильно настроит команду. Так и получилось, чему очень сильно рад!

«ВЫВЕСТИ СВОЮ СБОРНУЮ НА ПОЛЕ В КАПИТАНСКОЙ ПОВЯЗКЕ – НЕЗАБЫВАЕМО!»

– Вы – капитан сборной Болгарии. Какие испытываете эмоции, когда выводите свою национальную команду на поле с капитанской повязкой?

Это самое прекрасное чувство! Мальчиком я мечтал попасть в национальную сборную, но я даже подумать не мог, что когда-нибудь я смогу стать капитаном команды, пусть даже на один матч. Это очень хорошие воспоминания. Тем более мы тогда играли прости сборной Франции за выход на ЧМ-2018, но, к сожалению, проиграли со счетом 0:1. Они в итоге победили на Мундиале, у них был очень хороший состав.

– Самый сильный футболист, против которого вы играли в составе сборной?

Наверное, Гарет Бейл. Это техничный, быстрый и достаточно интеллектуальный игрок. Считаю, это один из самых сильных футболистов. Такой же сильный игрок Килиан Мбаппе, я увидел его в игре, когда мы выступали против французов, просто пока он молодой еще, но через несколько лет станет лучшим.

– А кто самый сильный игрок в сборной Болгарии, с которым вы играли вместе?

Наверно, это Димитар Бербатов, очень сильный нападающий. Тот же Стилиян Петров из «Астон Виллы», он много лет был капитаном команды, Георги Пеев, он тоже достаточно интеллектуальный игрок.

– Какой матч в сборной стал для вас самым памятным?

Наверное, это тот самый матч с Францией, когда я был капитаном. И против голландев в отборе на чемпионат мира 2018, когда мы их обыграли со счетом 2:0.

«МОЙ СЫН ПОШЕЛ ПО ФУТБОЛЬНОМУ ПУТИ»

– Помните курс евро, когда только приехали в Россию?

Вроде было 40 рублей, сейчас – 80 рублей… Получается, в два раза в зарплате потерял, это больная тема (смеется). Такая экономическая ситуация в стране, но это уже больше к политике, а я не хочу мешать ее и спорт.

– В связи с этим не думали вернуться в Европу? 

Нет, я уже привык к России. Мог улететь в Турцию, был такой вариант. Тем более, это ближе к Болгарии. Знаете, когда человек привык к месту, где ему комфортно и хорошо, то зачем ему менять обстановку.

– Вы сказали, что жизнь футболиста нестабильна, не знаешь, где окажешься завтра. Вопрос семьи у игроков тоже стоит неоднозначно. Кто-то в раннем возрасте женится, кто-то только к концу карьеры приходит к этому решению.

Я как раз отношусь к тем, кто рано женился. Мои дети уже достаточно взрослые, сын ходит в школу, дочка – в детский садик, скоро в школу. Когда наступает лето или сборы, то я всегда стараюсь брать семью с собой, чтобы провести больше времени вместе. Я не часто могу быть дома, провожу мало времени с семьей… это большая цена, которую я плачу за мою футбольную карьеру, к сожалению…

– Сын пойдет по вашим стопам?

У него есть такое желание, пока он тренируется. Постоянно собирается с друзьями и играет в футбол. Может весь день говорить только об этом! Но мы стараемся его направлять в сторону хорошей учебы в школе, потому что не каждый ребенок становится футболистом, поэтому стоит хорошо учиться.

– А как вы сами учились в школе?

До 17-ти лет хорошо учился, но потом, когда меня взяли в первую команду, не оставалось особо много времени на учебу – постоянные тренировки, выезда. Но у меня есть высшее образование, я педагог физического воспитания. В университет ходил период периодически, но потом все-таки смог получить диплом. 

«ХОЧУ ДОВЕСТИ АНГЛИЙСКИЙ ДО СОВЕРШЕНСТВА»

– С чего начался ваш путь в футболе?

Как и у всех детей. После школы играли в футбол во дворе. Помню, у нас были две самые сильные команды, мы всегда спорили друг с другом. Потом записался в секцию футбола в городе, где родился. Это сильная школа, она выпустила Бербатова, Манолева и еще много других известных болгарских футболистов. К сожалению, в последнее время из-за кризиса таких выпускников стало намного меньше. Мы играли на разных турнирах, но никто не ездил за границу, были только внутренние чемпионаты. Вот только последние лет пять разные европейские футбольные академии начали играть с большими топ-командами между собой.

– «Енисей» – многонациональная команда, можно даже сказать преимущественно балканская.

Мне было очень легко адаптироваться в команде. Легко разговаривать со всеми, например, я много поиграл с сербами, поэтому я знаю их язык, могу на нем разговаривать, с остальными ребятами использую русский, в общении проблем нет. Чувствую себя здесь хорошо.

– Много знаете языков?

К сожалению, не очень хорошо знаю английский, но владею испанским, только вот лет десять его не практиковал (смееется). Но могу быстро его вспомнить в разговоре с кем-то. Кроме того, знаю русский, сербский, но английский хочу изучать дальше.

– Кто вам помогал в изучении русского языка и что было самым трудным в этом процессе?

Падежи! Очень сложно изменять слово по падежам, до сих пор путаюсь. Что касается изучения языка, то в основном это происходило в разговоре, на практике. Например, в «Амкаре», когда было много болгар в составе, знать русский было не обязательно. Но потом я остался один, пришло подстраиваться и начал разговаривать побольше на вашем языке.

– Не боитесь длинных перелетом и морозов в Красноярске?

Когда я переходил в «Енисей», то смотрел только на плюсы, о минусах не задумывался! Команда, в первую очередь, играющая. Понравилось в целом как ребята играли, посмотрел в интернете пару матчей. Мне все говорили, что «Енисей» порядочный клуб, хорошая организация. Вообще, когда принимаешь важные решения нужно смотреть на плюсы. А с перелетами и морозами справимся (смеется)!