Юрий Нестеренко: «Кумир с детства для меня — Буффон»

Голкипер Юрий Нестеренко в «Енисее» уже второй сезон. В матче с «Уфой» он взял пенальти, отразил добивание после него и совершил еще два суперсейва, в результате чего команда заработала ничью, а он попал в различные символические сборные по итогам тура. Мы пообщались с Юрием об этой игре, вратарском деле и времени в «Рубине».

(интервью из официальной программки к матчу 25-го тура РПЛ против «Оренбурга», 25.04.2019 г.)

– Можете ли назвать эту игру лучшей в карьере?

– Лучшая еще впереди! Но таких, как с «Уфой», где брал двойной удар, не было. В карьере были похожие по эмоциональному накалу матчи, в «Рубине», например, когда отыграл на ноль в Премьер-лиге против пермского «Амкара». Тогда при счете 1:0 тоже спас команду, тогда яркие эмоции были.

– Что после игры говорили близкие и друзья?

– Все поздравили, были рады за меня.

– Полузащитник ЦСКА Ильзат Ахметов, с которым вы вместе выступали в «Рубине», после матча написал: «Что творит эта машина! Юрчик, не зря тебя тренировал».

– «Кто еще кого тренировал» – надо было так ему ответить (смеется). Мы хорошо общаемся с ним, следим друг за другом в социальных сетях. Очень рад его успехам! Особенно после того, как он прошел все испытания в Казани.

– В «Енисее» вы долгое время были вторым номером. Это сложно психологически?

– Такова жизнь футболиста, ты ждешь своего шанса, работаешь, готовишься к каждой игре. Если удачно все сложилось – вышел, показал себя. В плане внутренних переживаний, конечно, это тяжело, каждый футболист хочет играть, а у тебя нет той игровой практики.

– Не возникает недопонимания, зависти, когда один вратарь играет, а остальные на скамейке запасных?

– Зависть – плохое чувство. Я, например, не испытывал никогда. Что касается вратарского коллектива, то у нас в «Енисее» он очень хороший, все общаемся, помогаем друг другу.

«Цена ошибки вратаря фатальна»

– Исследования выявили идеальные характеристики для вратаря – рост 189 сантиметров и возраст 29 лет. Чувствуете ли приближение к пику?

– Это сложный вопрос… Мне пока 27 и рост 190 (улыбается). Неспроста говорят, что опыт приходит с годами, наверное, как раз к этому возрасту вратарь становится достаточно мастеровитым, как говорят: «Уже пропустил все свои голы». Наверное, поэтому все голкиперы выдают свои лучшие сезоны и игры к этому возрасту или старше. В мировом футболе есть такие примеры.

– Есть вратари, которые играют на высочайшем уровне и в 41 год. Например, Буффон.

– Он, наверное, один такой. Нужно быть фантастически одаренным и трудолюбивым, чтобы на этом уровне играть столько лет, постоянно быть в топе. Думаю, это все-таки индивидуальный подход, сильная психика. Может, дело в физических кондициях, чувствует себя отлично, поэтому играет замечательно.

– В «Рубине» вы работали с Кафановым. По мнению экспертов, он является одним из лучших специалистов по подготовке голкиперов и тренировке стандартных положений.

– Да, когда я еще молодым пришел в дубль, и он начал только-только подтягивать меня в первой команде. Он дал мне сильный толчок для развития, когда я вернулся после второй лиги, разница была особо ощутима. Для меня вообще это были первые эмоции очень сильные. Пришел со второй лиги сразу в команду, которая взяла два чемпионства, там конечно, все было на уровне. Все для меня казалось топом!

– Какой навык у голкипера считаете самым важным?

– Для хорошего вратаря все качества нужны: игра ногами, на выходах и реакция. Наверное, самый важный навык – это психология, необходимая не только для голкипера, но и для футболиста. Тренировки это одно, игра – совсем другое. Главное, чтобы ты на играх мог также проявлять себя, как и на тренировках, а может даже лучше.

– Виталий Кафанов говорил, что работа вратаря в психологическом плане в разы сложнее, чем полевого футболиста. Иными словами, голкипер не имеет права расслабляться на игре, всегда должен быть сконцентрирован, следить за матчем. Так как он играет на последнем рубеже.

– Согласен, цена ошибки здесь фатальна. У условного нападающего есть право ошибиться, будет возможность пробить еще раз. Если полузащитник, то ему в помощь остается только линия обороны и вратарь. В случае с защитниками – то тут еще голкипер может подстраховать. А вот последнего уже никто не подстрахует. Плюс моментов еще не так много у нас в игре. Если полевые футболисты с мячом постоянно в тонусе, то тебе в рамке сложнее. В какой-то нужный момент быть максимально сконцентрированным, в этом главная сложность.

– Кто из тренеров и голкиперов, на ваш взгляд, совершил «революцию» во вратарском деле?

– Игра ногами в свое время стала своеобразным новшеством, хотя сейчас это стало требованием большинства команд. Все помнят Гвардиолу, который заставлял Виктора Вальдеса играть ногами, и с этого момента это стали делать все, поняли, что голкиперов можно использовать как полевого игрока. Через него стали начинать атаки.

– Самый сильный вратарь Премьер-Лиги на данный момент?

– Для вратаря главное – стабильность. Есть вратари, которые стабильно играют из года в год. Наверное, в этом плане самый сильный Игорь Акинфеев, можно еще вспомнить Александра Беленова. Оба играют на высоком уровне на протяжении многих лет. Наверное, это и есть класс вратаря. Есть хорошие голкиперы: Селихов, Нигматуллин, Левашов. С последним мы играли в детской школе.

– Лучший вратарь в мире прямо сейчас?

– Все зависит от спортивной формы, появилось много хороших вратарей. Например, Тер Штеген, Алиссон Беккер. Но кумир для меня с детства – Буффон. Это топ игрок! Он постоянно спасает команду, выручает в нужный момент, посмотрите, как он это делает.

– У вратарей обычно свой план тренировок, в чем отличия от общекомандной работы?

– Это постоянная работа в воротах, специфические упражнения, прыжки, прием мяча, перемещения в своей зоне, реакция, резкость, игра ногами. Конечно, мы мало бегаем, по сравнению с полевыми игроками на тренировках, больше уделяем внимание прыжковым занятиям.

«Максимальный штраф, который приносили в «Рубине» – триста тысяч рублей»

– Вы попали в «Рубин» с третьего раза, какие препятствия были на пути?

– Я первый раз приехал молодым восемнадцатилетним парнем, на что мне сказали: «Иди еще поиграй во второй лиге, через полгода возвращайся». Через шесть месяцев приехал снова, меня посмотрели и отправили снова за практикой. После я приехал третий раз на просмотр и меня подписали.

– Есть информация, что в команде помимо вратарских функций вы выполняли и финансовые…

– Во всех клубах есть такой человек, который собирает внутри команды штрафы. За опоздание на тренировку, маты, излишний вес и так далее. В «Енисее» сейчас Артур Саркисов, в «Рубине» назначили меня. Перед этим за все отвечал Роман Шаронов, но он завершил карьеру и ему понадобился сменщик. Старшие посовещались, это Гекдениз Карадениз, Сергей Рыжиков и Олег Кузьмин, и назначили меня.

– Грубо говоря, вы были коллектором?

– Это сильно жесткая формулировка (смеется). Просто собирали штрафы, когда хорошая сумма набиралась, то решали куда ее направить: на благотворительность, поездка в больницы, детские дома. Самые большие штрафы всегда у легионеров, кто-то из испанцев однажды принес триста тысяч руб-лей наличкой. Выше цифры не припомню.

– Насколько были сложны первые тренировки в основной команде «Рубина» после молодежки?

– Все в разы быстрее, выше мастерство футболистов, другие скорости, требования, удары точнее, соответственно, с тебя спрашивают на тренировках жёстче. Мне, на самом деле, повезло с партнерами, с коллективом вратарским, мы дружно работали, помогали друг другу, подсказывали своим примером или советом. В Казани очень помогал Виталий Витальевич Кафанов, в «Енисее» сейчас Валерий Семенович Клейменов. Но в общем все как у всех – тренируйся, работай, не зазнавайся, относись к себе максимально жестко.

– Чем запомнились тренировки в «Рубине»?

– Это была команда Премьер-Лиги и Лиги чемпионов. Там, во-первых, игр больше, поэтому тренировки шли от игры к игре. Правильно процесс был выстроен: ты всегда чувствуешь себя замечательно, восстановление хорошее. Много тренеров, которые занимаются конкретно своей узкой специализацией и в общем на всем поле помогают – подсказывают какие-либо мелочи, которые ты не замечаешь. Соответственно, требования и уровень футболистов выше. Тренировочный процесс прежде всего зависит от тренера, какая направленность команды – какая тактика, в какой футбол команда будет играть. Если, например, предстоит матч в Лиге чемпионов, то больше времени уделялось игре в обороне. В чемпионате команда много подает со стандартных положений, такие тоже были; в то время тренировочный процесс конкретно заточен под стандартные положения: и на теории, и в игре – длинные тактические разборы.

– О чем вы мечтали, когда хотели стать футболистом и о чем сейчас, будучи им?

– Наверное, как и все – играть в сборной и Лиге чемпионов. Надеюсь, еще повезет с этими планами!